Наша афиша
Главная Репертуар Режиссеры Актеры История Руководство План зала
Новости К нам едет... Видеоматериалы Пресса о театре Архив материалов Архив спектаклей

Шахтинский

драматический

театр

Наш адрес:

teatrplast@

teatrplast.ru

Портал

государственных

услуг

ТЕАТР НАЧИНАЕТСЯ С…

 

Мы продолжаем серию материалов под общим заголовком  "Театр начинается с ..."

 

С чего же начинается театр – то действо, которое видит зритель? С билетной кассы и вешалки? С актеров и режиссера? С работы многих цехов, которые создают спектакль?

Сегодня мы говорим с начальником звукооператорского цеха Шахтинского драматического театра Оксаной Павленко.

 

 

Оксана, во-первых, как старый меломан, хочу сделать комплимент вашему музыкальному вкусу. Готовясь к разговору, я проник в ваш раздел  интернет–сервиса "Мой мир" и убедился, что подборка музыки, которая выкладывается друзьям, состоит из действительно серьезных, хорошо исполненных и насыщенных атмосферой и образами произведений.

Спасибо!

 

Вернемся к началу. Итак, театр ставит новый спектакль. С чего и когда начинается работа звукорежиссера, и в чем она заключается?

Если режиссер обращается ко мне за помощью и его интересует мой взгляд на музыкальную тему…

 

А он может и не обратиться?

Конечно. Я не всегда делаю музыкальное оформление. В театре есть композитор Александр Непушкин, а иногда в создании и подготовке музыкальных  тем принимает участие главный режиссер Алексей Сергеев. В таких случаях я выполняю чисто технические функции записи–сведения и занимаюсь звуковыми эффектами, из которых состоит шумовое оформление, например: звонит телефон, скрипнула ставня, гремит гром и так далее. Это обязательная часть работы всех звукорежиссеров и операторов – шумовое оформление спектакля.

Что касается именно музыки, то довольно часто выбор определяется или композитором, который работает непосредственно с режиссером, или самим режиссером–постановщиком. И если он уже решил, какая музыка должна звучать в спектакле, смоделировал в воображении всю цепочку музыкального обрамления, тогда мне нужно только найти и зафиксировать то, что должно быть в фонограмме,  и моменты включения и снятия звука.

Но бывает и так, что режиссеры в каких–то спектаклях желают работать со мной в тандеме, чтобы я, посмотрев репетиции, подобрала и предложила музыкальное решение таким, каким оно видится мне.

 

 

Это часто случается?

Есть несколько  таких спектаклей. Из последних это "Любофффь?", "Вперед, Котенок! F.R.O.M YESTERD@Y" – в которых мы работали вместе с режиссером Захаром Комлевым. "Свидание по средам" режиссера Натальи Масловой, "Скамейка" и "Третий глаз" – режиссер Михаил Изюмский. Тогда в работе, в общении, на репетициях вызревает решение, которое я предлагаю. Не подходит – мы ищем другое. Конечно, с разными режиссерами все происходит по–разному, видение и трактовка у каждого своя, и они очень различны.

То есть, со спектаклем звукорежиссер работает с самого начала, сразу же после актерской читки, как только актеры выходят на сцену. К этому моменту готовятся предварительные и рабочие фонограммы, которые сопровождают репетиции и шлифуются в процессе работы. Практически, работа со звуком идет в коллективе на всем протяжении периода репетиций.

 

Звукорежиссер пишет себе какой–то сценарий, когда и что должно происходить и звучать?

Да, для этого есть обычная музыкальная партитура. Сначала рабочая, потом, после сдачи спектакля, пишется основная, в которой расписан весь спектакль. В ней указаны пусковые реплики текста или движения актера, за которыми идет изменение звучания музыки, снятие звука, примечания и так далее.

 

И потом всё сохраняется в каком–то архиве?

Конечно! Когда я поступила на эту работу, я сразу стала вести архив. И те спектакли, которые списываются и снимаются из репертуара, сегодня находятся там.

 

А старые постановки, которые писались еще на ленте?

Очень мало такой информации, и она, практически, в нерабочем состоянии. Восстановить ее невозможно – у нас нет такой техники, да и потребности. Вряд ли к этому кто–то будет возвращаться. За последние годы очень выросла репертуарная линия, создается много новых постановок. Хотя бывают и случаи восстановления спектаклей по желанию зрителей. Так, например, была восстановлена "Золушка". Для нее из архива взяли музыку, всё восстановили, расставили по местам, как и было когда–то.

 

Сегодня всё делается «в цифре»?

У нас специфическая аппаратура. Мы работаем на мини–деках с мини–дисками. И, конечно, сведение и монтаж делаются на компьютерах. У звукорежиссера очень большой объем работы. Делаются наброски к репетиции, там в них вносятся изменения, и, значит, нужно вновь откорректировать весь материал, и эта работа идет постоянно на всем протяжении подготовки спектакля.

 

Кто еще работает в звукооператорском цехе?

Примерно полгода у нас работает Лена Мирмовсумова, которую я обучаю нашему ремеслу. Даже в крупных театрах специфике работы театрального звукорежиссера учат на местах. Подготовленных таких кадров просто не достать, и потому выращиваем своих.

 

Что бы вы хотели добавить от себя?

Работу свою я очень люблю, и работаем мы здесь как одна большая семья. Стараемся сделать всё для того, чтобы артист вышел на сцену, и на сцене ему было комфортно и легко, чтобы он думал только о роли, которую несет зрителю.

 

Значит, часть аплодисментов зрителей вполне заслуженно адресована  вам.

И не только мне. Закулисье –  это большое количество людей, которые отдают много времени и сил на то, чтобы спектакль состоялся, работать в нем было приятно, а зритель получил удовольствие.

 

 

 

Материал подготовил Сергей Горохов